Государственный мемориальный музей
Булата Окуджавы в Переделкине

Здесь все, как было при нем: и "роза красная в бутылке", и пепельница на письменном
столе, и самодельные полки с книгами, и вид из окна...

 

Приглашение к зиме в "Доме Булата"

 

Друзья, напоминаем, что в "Доме Булата" на Арбате продолжается выставка войлочных скульптур "Притяжение зимы" художника, скульптора Ирины Андреевой. Необычайно точно и тонко на страницах "Российской газеты" состояние выставки передала в своей статье Екатерина Забродина.


"Местом не действия, но действа "Притяжения зимы" стал зимний Двор. Небольшое пространство наполнили собой войлочные композиции - трехмерные картины, проступившие со страниц черно-белого альбома. Отсюда начинается шествие по лабиринту воспоминаний. Прустовым пирожным, внутри которого сидит утраченное время, оказывается сухарик на ладошке, протянутый воронам (они совсем настоящие, будто сошли с полотен Брейгеля или зашли погреться с арбатского двора), а еще варежки на резинке и носовой платок, закрывающий щеки от мороза, карусель на детской площадке, снеговик, заснеженная скамейка - словом, целый мир. В его оптике все предстает равновеликим - от трещинок облупившейся краски на перекладинах, на которых по первому снегу совершался обряд выбивания половиков, до коврика звездного неба, под которым можно лежать на снегу, раскинув не то руки, не то крылья. И надо всем парит огромная горка в виде космической ракеты. Игра масштабов незаметна, но она делает свое дело, преображая пространство. И вот уже зритель не замечает, как заглядывает снизу вверх под своды шерстяной готики, а сам он не больше закутанной детской фигурки на краю горы - разрумяненного космонавтика, готового взлететь. Магия подлинности не поддается вычислению. Ирина Андреева приоткрываетдемиургову лабораторию - показывает фотографии, запечатлевшие появление на свет войлочных героев. Вот они, едва получив очертания, "принимают душ": ритуальное омовение - часть технологии. "Они рождаются в воде", - поясняет скульптор. У одного индейского племени есть миф о том, как творец взял подручный материал и изваял из него первых людей. Но Землю покрывали воды, и он поставил частокол, развесив на нем фигурки для просушки. Высыхая, они обрастали плотью и кровью, наполнялись душой. Чем не мокрое валяние? А вот покрасневшие, стертые до крови руки мастера - кто догадается, какова жертва творения. Именно войлок - такой непластичный, трудный, сопротивляющийся - стал первоматерией, из которой рождается вселенная Андреевой. Войлочное тепло однородно теплу памяти, из глубин которой автор извлекает свои истории".

Приглашение к зиме в начале августа звучит, на первый взгляд, неуместно, но и в то же время весьма закономерно, ведь именно долгими зимними вечерами мы будем вспоминать наше Московское лето, всякий раз не находя его достаточно теплым и не в меру дождливым.

Максим Гуреев

05.08.2018

 


© Фонд Булата Окуджавы , Государственный мемориальный музей Б.Ш. Окуджавы. При полном или частичном использовании материалов ссылка на музей Б.Окуджавы обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт музея Б.Окуджавы - http://www.okudshava.ru